You are here

В Казани состоялось эпохальное открытие памятника Рудольфу Нуриеву

Его называли человеком с пожаром в крови, на что сам легендарный танцор говорил: «Наша татарская кровь течет как-то быстрее и готова вскипеть всегда». Невероятно, но до сих пор на его родине, в России, до сих пор не был установлен ни один монумент, восхваляющий это дар – иметь в соотечественниках столь величественную фигуру как Рудольф Нуриев. И вот эпоха жесточайшей культурной несправедливости, наконец, как пишет «Труд», закончилась.

В столице Татарстана, в Казани состоялась церемония открытия первого и пока единственного памятника «летающему татарину», человеку-легенде, величайшему балетмейстеру Рудольфу Нуриеву. Удивительно, но этот памятник стал в России первым из посвященных Нуриеву. Советские власти даже мысли такой допустить не могли, а поклонники – даже не мечтали. Времена, к счастью, изменились.

Началось все с того, что в бизнес среде негласно возник некий культурный челлендж. Предприниматели старались превзойти друг друга в похвальной попытке сделать родной город более уютным и красивым. Только за последний год урбанисты отметили тенденцию массового культурного возрождения; уходящий год даже назвали «годом городской скульптуры».

Благодаря этим тенденциям в Казани вновь возвели памятник Петру и Февронии. Он красуется недалеко от храма Святого великомученика Кирилла Казанского. Возле мечети Аль-Марджани установили памятник ученому и просветителю Шигабутдину Марджани. Но, жемчужиной скульптурного многообразия стал долгожданный памятник Зураба Церетели, посвященный Рудольфу Нуриеву. В Казани он появился благодаря скромным стараниям предпринимателя Рустэма Магдеева, который предпочел скрыть, чего ему стоило транспортировать бронзового артиста из Москвы в Татарстан.

Скульптура пятиметровая, отлита в бронзе и представляет собой тандем творчества и личностной мощи. По словам художника, он не мог не увидеть художественной стати и красоты балетмейстера Нуриева, что и получилось передать в скульптуре. Мы видим художественное достоинство с которым создана скульптура. Постамент, выполненный в виде расколотой дорической колонны, подчеркивает, с одной стороны, мощь и дерзновенность «прыжка в свободу», а с другой – масштаб личности Рудольфа Нуриева. Памятник открыт взору со всех сторон и, несмотря на внушительные размеры, не довлеет над привычным ландшафтом.

Почерк скульптора Церетели узнаваем с первого взгляда. Несмотря на всю тяжесть металла фигура Нуриева кажется парящей. Гений будто отталкивается от треснувшей классической колонны, буквально вылетая из-за кулис.

Top